Жизнь не наяву

«Регулярный и бесконтрольный прием анаболических стероидов ведет к стойкой эректильной дисфункции, поражениям печени, миокарда и предстательной железы!»

С таким лозунгом я вошел в пятницу в зал, сам не знаю почему. Потом пол тренировки пел «Путану» Газманова: «Шампанское, икра, и запах сигарет…», и штангу на грудь хрясь! Во-о-т… С настроением вообще что-то странное творится. Интуиция обострилась зачем-то. Накануне ночью девочка знакомая приснилась — так, ни к чему. Что вы думаете: на следующий день звонок! О, думаю, Ирка! И правда, Ирка, просит помочь на работу устроится. Заклевали, видимо, совсем, т.к. мои вопли о том, что «я тебя сегодня во сне видел — и вот!» так и не услышала. Стонала только: «Куда податься, куда податься?». Не знаю, куда. Переезжай ко мне, что ли…

За день до этого вообще рассказ написал, короткий, но все же. Длина объясняется тем, что написано сие произведение за время проезда на «Спутнике» маршрутом Мытищи-Москва. Восемнадцать минут. Зацените, значит: «Привычные тиски гнева вновь опутывают меня, словно руки надоедливой любовницы, пьяной от безделья и однообразия. От новогоднего благодушия не осталось и следа. Что хочет сегодня делать Смирнов? Смирнов хочет нокаутировать ногой колонну, держащую занесенную снегом крышу на железнодорожной платформе. Вообще-то я хотел подраться с придурком, который в упор таращился на меня, пока я мирно трещал пальцами на своем месте.

— У тебя какие-то проблемы? — с вызовом и надеждой на неадекватный ответ вопрошаю я.

— Нет, — отвечает он и убегает к дальнему выходу из вагона.

Лузер безхребетный! Вот и приходится драться с колоннами на родной платформе. А платформа то, я вам скажу, вовсе и не родная. Ту, избитую снегом и дождем, без новомодного моста и электронного табло я помню с детства, потому и пишу ЭТО. Кажется, я понял, наконец, разгадал, что происходит с жизнью. Ее нет, это не она. Все это сон, очень крепкий медицинский сон, от которого не так то просто проснуться. Наваждение. Обманка. Матрица. На самом деле я, скрюченный в виде одной из миллиардов биологических батареек, сплю в жестоком анабиозе, а многошупальцевое чудовище с огоньками вместо души и глаз сосет из меня остатки так необходимой ей энергии. Когда-то произошла революция. Она прошла так скрытно и быстро, что никто ничего и не заметил. Но она была. Вот почему все мы считаем, что «все нормально, жизнь течет своим чередом, так и должно быть».Ну, просто иногда не все у нас получается, да и только. Так ведь у всех бывает, да? Хм… Я тоже не заметил. Я не помню ожесточенных боев. Не помню, как меня, израненного, тащили в аккумуляционный энергетический центр, как абсолютно бессознательному брили голову и запихивали остренький переходник куда-то в мозжечок. Они мастерски сделали свое дело, и вот теперь я не помню, как я стал воспринимать за реальность происходящее вокруг. Но я примерно знаю, КОГДА это произошло. Мне было четырнадцать. До того дня жизнь была прекрасной! Тратить время на сон не было возможности и желания, ибо вокруг было так много всего интересного. Сосед летом запускал своего попугая полетать прямо на улице. Он – волнистый и крохотный, кружил словно заправский голубь, и, казалось, вот-вот улетит, скроется в индустриальном пейзаже ближайших заводов. Но к непередаваемому восторгу детворы, Кеша неизменно возвращался. Даже утро было восторженным временем, а школа местом захватывающих испытаний. Знания давались легко, казались величайшей ценностью и мне не было равных в классе. Она была старше меня почти на полгода – никчемная разница, кажущаяся важной лишь сейчас. Она тоже хорошо училась, чаще всего не без моей помощи. Она сидела сзади меня и всегда могла рассчитывать на спасительную шпаргалку. Учителя поженили нас почти сразу, и все шло хорошо. Я улыбался Ее маме и покорно пил чай у Нее на кухне… Я помню тот вечер. Август, теплый и душистый. Я болтаюсь на железной рейке, представляющей собой остаток спортивной площадки в соседнем дворе. Она сидит на такой же железяке, но спиной ко мне и болтает с подругами. Время от времени она отрывается от разговора, оборачивается и пристально, даже с оттяжкой смотрит на меня. Мне становится холодно и жарко одновременно. Под ее жгуче черной, аккуратно подстриженной челкой блестят озорные глаза. Вот тут все и произошло! Мир подернулся какой-то дымкой, мигнул, словно экран монитора и… Ничего вроде бы не изменилось. Она все так же сидела спиной ко мне, но больше не оборачивалась. Она стала холодна и молчалива, мы перестали общаться даже в школе. Потом был выпускной, институт, реанимация. Помню свою последнюю, как мне казалось, мысль на операционном столе: «Я же помню – все было не так!». Все и правда было не так. Я подошел к ней. Она обернулась, радостным вихрем из тугих волос и рубашки в крупную черно-красную клетку. Я обнял Ее. Я больше не отпускал Ее никогда. Но Враги, по всей видмости, одолели нас. И, сделав грубый слепок с остатков моего подсознания, продолжили мою жизнь в матрице так, как посчитали нужным. И вот результат… Нам обоим за тридцать и нам обоим наплевать. Хотя, наверняка все было по-другому. Скорее всего, я просто оказался предателем. В пылу борьбы, когда, казалось,все человечество вот-вот падет, я смалодушничал и сдался Им. Я пообещал Им, что расскажу все, если в матрице я буду счастлив и везуч. Братья по оружию погибли, Они выполнили обещание. И вот теперь мое лицо мелькает на страницах модных журналов. Иногда я даже бываю на телевидении. Мне хорошо платят, начальство меня уважает и позволяет общаться на «ты». Известные люди жмут мне руку, похлопывают по плечу, расцеловывают в щеки, охотно фотографируются и восхищаются талантами. Звонят, зовут в гости. Я приезжаю. Личная жизнь не в обломе. Каждый год «с барского плеча» программиста этой виртуальной реальности мне дается женщина. Одна-две, иногда больше. Романы бурные, где-то даже поучительные. Короткие, но расслабиться не дают – только отвлекся, на тебе! Но и эта реальность трещит по швам. Даже лучшие люди, которые должны олицетворять мое «счастье и успех» умирают. Один за другим. Друзья уходят, единомышленники сгорают в погоне за безграничным баблом. Я знаю, почему так происходит. Это мои однополчане, раздолбив в пух и прах цитадель Врага, нашли меня. И сейчас я один нахожусь в состоянии батарейки. Это наказание за предательство, которое я совершил. И теперь они издеваются, медленно разрушая все то, что я любил. Наверное, это даже показывают по телевизору, как в «Шоу Трумана». А ведь все должно было быть не так. Первый тренер не стал бы дешевым палаточником. Первая любовь не превратилась бы в ночной кошмар. Первые занятия спортом не захлебнулись бы в слезах разочарования. Все было бы ослепительно! Китайский Шичахай плакал бы, когда видел нашу сборную, флаг которой нес я! Цзянь, дао, шест, большая алебарда – все было бы послушно моим желаниям. Тао-лу были бы филигранны, а поединки оканчивались досрочно и красочно, как в ранних фильмах Джеки Чана. Джеки бы не старел вообще, как и другие герои моего детства. У Ван Дамма не было бы сердечного приступа, Шварц стал бы президентом США и, сидя в каком-нибудь F-16, лично сбил бы самолеты, летевшие на Всемирный Торговый Центр (пассажиров оттуда заблаговременно был спас Брюс Виллис, волосатый и милый, каким он навсегда остался в выпусках «Лунного света»). Брюс Ли сегодня проводил бы бои без правил по всему миру и этого седого, но на удивление широкоплечего и жилистого старичка побаивался бы даже Емельяненко. Последний так ни разу и не проиграл. Сережка не лежал бы в могиле и я не сгибал бы его одеревеневшие руки в гробу. Мы с ним на пару громили бы американских лифтеров на международных турнирах. Он жал лучше меня и подтрунивал над моими попытками за ним угнаться. Она бы не выходила замуж, не рожала, не старилась в принципе, так и оставшись радужным образом моего детства, воспоминания о котором не под силу вытравить какой-то там вшивой матрице. - Уважаемые пассажиры, наш поезд прибывает на Ярославский вокзал! В связи с обострением криминогенной обстановки просьба не забывать свои вещи и сообщать машинисту о вещах, оставленных другими пассажирами. Всего вам доброго!».

Вот так. А вообще у меня на Фестивале, оказывается, две лекции — «Жиросжигание» и «Выносливость», так что строчу целыми днями презентации в Пауэр Пойнте, картинки прикольные выбираю. Думаю народ повеселить, да обнадежить. На пару месяцев занятие ест. Дальше посмотрим…

© Дмитрий Смирнов

  • Дмитрий Смирнов
  • Группа Вконтакте
  • Инстаграм
  • Канал на YouTube
  • Блог на Men's Health
0